Федор Марков: «Нам следует глубже осмыслять внутреннюю философию, прочувствовать ее»
06.02.2019

В Национальном художественном музее РС (Я) проходит юбилейная выставка, посвященная 70-летию художника-костореза, народного художника РС (Я), заслуженного художника РФ Федора Ивановича Маркова.

В сегодняшней прямой речи мастер-косторез поделился своими мыслями о творческих поисках, которые основывались на духовном наследии народа саха:

– Художник – человек творящий, он на белом полотне создает свой собственный мир. Воспринимая своим духом, сознанием, знанием, он превращает в искусство то, что ему близко. Зритель эти творения воспринимает сквозь свою призму – одну и ту же картину множество людей видят по-разному. Для меня возможность многих интерпретаций – это и есть искусство.

– Среднее образование я получил в районной школе. У нас был урок рисования, но учителя никогда ничего не говорили о склонностях учеников к занятию искусством. Я глубоко заинтересовался им в 1971 году, когда начал учиться в художественном училище. Закончив его в 1975 году, вместе со всей нашей группой мы начали участвовать в выставках – это происходило благодаря преподавателям, которые нас окрыляли… В то время в училище собрался очень сильный педагогический коллектив: Зинаида Ивановна Иванова-Унарова была нашим классным руководителем, Николай Ильич Амыдаев учил нас косторезному делу, Михаил Михайлович Шапошников – рисунку. Когда директором училища был Леонид Александрович Ким, он часто заходил смотреть, как мы работаем. Он постоянно нас поддерживал, и эта поддержка играла большую роль. Как у всех студентов художественных образований, у нас были семестровые отчетные смотры работ – я думаю, в это время мы получили самые ценные советы. Преподаватели давали нам практические советы очень доходчивыми словами.


Федор Иванович Марков. Снегири. 1982


– После училища мы всей группой продолжили задаваться вопросом «Что такое искусство?». После окончания учебы все разошлись: кто в район, кто в город. Тем не менее, собираясь вместе, мы постоянно разговаривали о том, каким может быть художественный язык в косторезном искусстве. Каждый из нас хотел сказать свое слово, внедрить новые техники для развития якутской косторезной школы.

– Сразу после окончания училища я работал на фабрике «Сардаана» – этот опыт мне многое дал. Мы работали с массовыми производственными планами, потихоньку я узнал токарное производство, как обращаться со станком и делать ножи. Чорооны мы тоже делали – в молодые времена нам все было очень интересно. Благодаря работе в «Сардаане» во мне проснулось внутреннее желание больше делать и творчески искать.

– Параллельно с работой, после окончания училища, мы начали делать ледовые скульптуры. Это мое любимое хобби: я ощущал и продолжаю ощущать интерес к работе по льду. Когда все время работаешь с маленькими размерами, а затем переключаешься на снег и лед, любопытно видеть свои задумки в большом объеме, например, в пятиметровых скульптурах. Сложности в этом переходе не чувствуешь, просто интересно увидеть свой замысел в большом размере. Человек получает совсем другие образные ассоциации, именно поэтому я до сих пор не могу «бросить» это искусство.

– Снег, лед, песок, камень – я со всем этим поработал. Мне кажется, искусство интересно тем, что в любом материале художник может творчески выразиться. Раньше эти понятия совсем отдельные были: живописцы только по живописи, графики только по графике, а сейчас стало все свободно – можно писать картины и одновременно работать по дереву, по льду.


Федор Иванович Марков. Мои дочери. 1980


– Друзья все время твердят: «Ты почему так много времени тратишь на тающий материал?». Возможно, кому-то покажется, что все как будто зря – все только на фотографиях сохраняется, но благодаря нашему морозу, подземным помещениям и холодильной системе, есть возможность дольше сохранить снежные скульптуры и показать другим.

– В молодости у многих художников, и у меня в том числе, был большой интерес к Северу: в северных улусах все совсем по-другому – даже внутренний мир человека отличается. Сейчас у меня, как у художника, больше тяготения к темам, обращенным к якутской жизни: к лошадям, к этнографии, к быту и культуре народа саха. Грустно осознавать, но глобализация дает о себе знать. Потеря культуры уже начинается, поэтому заново рождается интерес. Художнику всегда хочется работать глубже и через искусство проявлять свои поиски.

– Как говорил Сократ: «Я знаю только то, что ничего не знаю». Мне бы хотелось перефразировать эту мысль: невозможно сказать, что мы знаем культуру и быт своего народа – мы еще многого не знаем. В якутском языке есть много крылатых слов, народных пословиц и поговорок – несмотря на краткость, они точные и меткие. В двух-трех словах чувствуется вся большая форма. Раньше я на это не обращал должного внимания, сейчас основываюсь на этом феномене и на философских воззрениях народа саха. У восточных народов философия и миропонимание имеют глубокий смысл. Например, нэцкэ – маленькие японские фигуры из слонового бивня, которые использовались как деталь костюмов, кимоно и в качестве подвесок. Эти фигурки ближе по натуре и по пониманию нашим поговоркам и пословицам, поэтому я начал пробовать делать персонажей с якутского народного словесного наследия: «Старушка Бэйбэрикээн», «Скороговорки», «Дух озера», «Сплетница».


Федор Иванович Марков. Дух озера. 1997


– В своей работе мне бы хотелось умещать в маленькие фигуры всю мифологию и рассказы, мысли Ойунского, Кулаковского и Софронова – они оставили большой труд и это готовый материал, который надо выразить фигурально-объемно. Можно по-разному трактовать труды литераторов, нераскрытых тайн там еще много. Я думаю, молодым тоже стоит больше внимания уделять культуре и философии народа. Изучать свою культуру и основываться на осмыслении фольклора.Наш древний эпос Олонхо – это непочатый край.

– Я считаю, что мы еще не дотянули мастерством до якутских мастеров-косторезов XIX века. У них не было инструментов и технологий, но это им не мешало делать хорошие работы. Раньше все было вручную: резали потихоньку, сидели подолгу. И света не было – люди работали при свечах или со светом, проникавшим через маленькие окошки балагана. Сейчас, благодаря очкам и лупам, все есть. Тем не менее, невозможно достигнуть их уровня. Развитие, несомненно, есть, но, наоборот, мы будто двигаемся обратно.

– Идеи обитают у нас внутри, очень часто люди не обращают на них внимание. В молодости эти идеи работают по-другому, но со временем они углубляются благодаря жизненному опыту, становятся зрелыми. Хочется глубже почувствовать свое, быть ближе к народу и культуре.

Юбилейная выставка, посвященная 70-летию художника, открыта для всех посетителей до 24 февраля 2019 г. в основном здании Национального художественного музея по адресу: г. Якутск, ул. Кирова, 9, 3 этаж, зал Декоративно-прикладного искусства.



Фотография взята из архива НХМ РС(Я)

Справки по тел.: 8 (4112) 33-52-79